Рок-лоботомия: как мы гробили свою идентичность.

Глядя на резвящихся в ванне полуголых Джоанну и Бориса, трудно не восхититься: эх, умели же в те времена любить по-настоящему! Давай, Лама, давай, давай открывай свой англо-русский словарь!

Разумеется, всё это были невинные шалости, заурядные шалости, нормальные и привычные шалости для эпохи, когда Советская Армия вела войну с моджахедами Рейгана в Афганистане, а баллистические ракеты двух стран готовы были превратить планету в радиоактивный пепел. Только за первые два года своего пребывания в Ленинграде гражданка США Джоанна Стингрей, по её собственному признанию, летала туда-обратно десять раз. Ну и что, подумаешь, обычное дело для 23-летней безработной, даже если учесть периодичность рейсов и стоимость билетов. Мне как-то по служебной необходимости пришлось за полгода пересечь Атлантику шесть раз. Могу сказать: чтобы сделать это десять раз (средний перелёт 11-12 часов), организму нужны очень серьёзные аргументы. Не сомневаюсь, что у Джоанны они были. Обаяние Гребенщикова, голос Цоя, внешность Каспаряна, ну вы понимаете…. Но советская молодёжь не задавала себе все эти гадкие, каверзные вопросы, которые задаю сейчас я. Если в сознании миллионов Цой занял место Павки Корчагина, то очаровательная стерва Стингрей потеснила всеобщую любимицу Саманту Смит. Школьница Саманта Смит написала письмо Андропову в 1982-м, приехала в Москву в 1983-м, совсем незадолго до Стингрей. Но в 1984-м не стало Андропова, в 1985-м погибла Саманта. Остались Стингрей и Черненко, который, увы, не мог дать советским людям чёткого ответа — что у нас там дальше: перезагрузка с конвергенцией или все-таки звёздные войны с ядерной зимой. Что оставалось делать? Только петь и танцевать. Мерзавец депутат Фёдоров обвиняет Джоанну, невинную 23-летнюю Джоанну, в работе на Центральное Разведывательное Управление США. Пора положить конец этому потоку клеветы. Послушаем, что она сама может сказать в своё оправдание: «Да, конечно, со мной проводили беседы и сотрудники КГБ и ЦРУ, в США представители ФБР опрашивали всех моих знакомых. Они хотели понять, не шпионка ли я. Но в конечном счёте все убедились, что я всего лишь музыкант». Вот так-то, депутат Фёдоров! «В конечном счёте все убедились»! «Всего лишь музыкант»! Съели? Так что закройте свой депутатский рот. Ну, а если вам кажется, будто управлять и самой Джоанной, и толпой её ленинградских «игрушек» можно и не принимая никого в штат, то бишь втёмную (см. раздел «ЦРУ и Пастернак») — значит, у вас параноидальный синдром и разговаривать с вами решительно не о чем. Правда, после того, как рок-революция в СССР победила и государство распалось, после того, как половина «последних героев» погибла, спилась или сторчалась, Джоанна вдруг внезапно решила вернуться к размеренной жизни в Калифорнии. Сейчас наша рок-дива занимается продажей недвижимости в своём весьма недешёвом районе. Её фотография украшает сайт престижной школы в Беверли Хиллз. Лично меня очень повеселило, как наша героиня объясняла в своё время, почему же ей вдруг пришлось оставить ракенрольную Россию? «Было слишком много водки и беспорядочного секса», – говорит она в одном из интервью. Много водки? Много секса? Секундочку! Но разве не это завещали нам ваши Сид Вишез, Нина Хаген и Патти Смит? А как же «мальчишки» с «игрушками»? А как же наркотики? Неужели жизнь настоящего панка в демократической России чем-то отличалась от жизни настоящего панка на каком-нибудь нью-йоркском Lower East Side? Я пару раз заглядывал в легендарный клуб CBGB’s, друзья. Могу сказать, что заблёван и прокурен он точно так же, как и любой отечественный рок-подвал. Так почему же в этом прекрасном мире Джоанна вдруг почувствовала себя неуютно? Впрочем, бог с ней, давайте наконец оставим Джоанну в покое...

Боевой резерв: что будет, если США тронут российские активы

Вообще эта система, в которую нас целенаправленно засадили, чтобы мы сделали упор на иностранные инвестиции, а значит, нам нужен рейтинг и мы должны соблюдать правила, это так называемая система Вашингтонского консенсуса. Ее придумали специально для бывших социалистических стран. Нас никто не заставлял к ней присоединяться, а сейчас теоретически мы должны из нее постепенно выходить. Для этого нужно, прежде всего, избавиться от либеральной команды на ключевых постах. Потому что сама по себе добровольно она на это не пойдет.

2017 год: можно ли проводить аналогии между Ираном и Казахстаном?

Наиболее сенсационным в 2017 году (в само его начале) стал арест заместителя руководителя Администрации президента Баглана Майлыбаева. Это знаковая персона для всего журналистского сообщества Казахстана, ведь, несмотря на молодость, в кратчайшие сроки выжег напалмом весь информационный рынок страны, прекратив существование критичных в отношении власти СМИ и подавив оставшихся в живых. Пара-тройка вольнодумных (много о себе думающих) информационных источников осталось, да что толку? Майлыбаева уже осудили в закрытом режиме, однако, несмотря на громкие обвинения в разглашении госсекретов и расхищении бюджетных средств, дали немного — пять лет тюрьмы.Ну а гражданская активность, как та сочащаяся вода, которая всегда найдет себе дорогу,  переместилась в социальные сети и… стала еще менее контролируемой. По той простой причине, что те СМИ, которые давали трибуну активистам, тем не менее все же были скованы рамками законодательства. Иными словами, СМИ придерживались неких рамок, которых соцсеть, в свою очередь, зачастую игнорирует… Получается, что если, скажем, бумажные СМИ каким-то образом институциолизировали высказываемый протест, то виртуальная сеть дает в этом смысле просто море разливанное всяких оголтелостей. Теперь вот у власти (и не только казахстанской!!!) головная боль – что делать с тем же Фейсбуком, различными мессенджерами?.. В результате мы получили земельные протесты в 2016 году, и срочно пришлось ужесточать наказания за распространение слухов и неподтвержденной информации. Если раньше существовал какой-то фильтр, то теперь всем потенциальным любителям взобраться на баррикаду (страницу газеты, вроде почившей в бозе «Свободы слова») приходиться грозить уголовным наказанием и приводить эти угрозы в действие. В результате Казахстан уже к 2017 году приобрел окрас репрессивного государства, причем не только снаружи, но и изнутри — общество понимает, что мы заплыли куда-то не туда и выражает свое непонимание и возмущение подобным фактом в социальных сетях, все менее стесняясь в выражениях.

В Казахстане протестный запал общественного мнения практически полностью перекочевал в соцсети...

 

Похороните их, наконец, за плинтусом!

Сие уже бросается в глаза не тонко - сменилось целое поколение, произошли подвижки в общественном сознании, история пересмотрена, переставлены акценты, сменились симпатии - как раз в сторону советского строя, конечно, не реального, а идеализированного. Но нынешняя действительность такова, что золотой век у нас, действительно позади, а не сейчас или впереди, как бы нам не вещали: Сталин, Берия, ГУЛАГ, тоталитаризм, репрессии, неэффективно... У меня одно объяснение: эта форма либерализма не выросла на отечественной почве, не отвечает потребности общества, она была внедрена как набор штампов и в таком виде кодифицировалась как догматы веры, как то, что не может быть исправлено или адаптировано к современности. Достаточно сравнить догматы либерализма с догматами марксизма за 30 лет, с 1917 по 1947. Большевики успели за тридцать летпоставить марксизм с ног на голову - совершенно справедливо, так как Маркс не писал о победе революции в аграрной стране, отказать от прочих догматов, придумать свои, провести индустриализаци, выстоять во враждебном окружении и стать силой, борющейся за всемирное господство. Даже страшно представить, если бы большевики тридцать лет уныло повторяли: царизм, каторга, Николай Кровавый, сатрапы... В 1947 году победы были настолько впечатляющими, что о царской России никто уже не вспоминал, это была далекая история.

Итоги столичного года: От обрушения в Шахане до заморозки средств Нацфонда

Уходящий год начался с обрушения подъезда в карагандинском Шахане от взрыва котельной в подвале, который можно считать олицетворением латания дыр - наши власти борются с ними все 25 лет Независимости, но свищи становятся все больше и все чаще напоминают о себе. Закончилось же все заморозкой за рубежом 22 миллиардов долларов Нацфонда - то есть напоминанием о том, что на своей территории власти Казахстана может и всесильны, но вот распространить свое влияние на Запад им никакой Евразийский экономический союз не поможет.

Чем запомнился Казахстан на мировой арене в 2017 году

Нельзя отрицать, что в 2018 год наша страна входит в совершенно ином для мирового сообщества статусе.

Приоритеты акимата Алматы: отель вместо водоочистной станции в Ремизовке?

Подключение начали в микрорайоне Калкаман-3, где на сегодняшний день к новым сетям уже подсоединено 560 частных домов. На очереди домостроения микрорайонов Алты Алаш и Калкаман-2. В ГКП «Алматы су» пообещали, что подключение абонентов завершат в течение месяца. Прошло уже почти полтора месяца, однако, как нам сообщили жители микрорайона Калкаман-2, к новому трубопроводу подключаться никто не спешит — дорого, да и не особо нужно. Жители получают воду от частных фирм, поэтому прокладка второго трубопровода — это напрасное зарывание денег в землю.

Как видим, население не спешит  в массовом порядке подключаться к новому водопроводу...

Итоги столичной недели: На финише года - шахтеров удовлетворили, водителей – нет

В частности, согласно этим исследованиям, объем проданных обменными пунктами населению долларов вырос на 25,7% или на 1,8 миллиарда долларов, достигнув показателя в 8,8 миллиарда долларов. Увеличили объем продаж долларов по сравнению с прошлым годом почти все регионы Казахстана, кроме Жамбылской области. Лидирует город Алматы, где населению было продано почти 4 миллиарда долларов. Следом идет город Астана — 1,1 миллиарда, замыкает тройку лидеров Южно-Казахстанская область — 992,5 миллиона долларов. Продажи обменными пунктами населению евро также выросли за год на 39,6% или 259 миллионов, достигнув показателя 913,5 миллиона евро. Продажи обменными пунктами евро за год выросли во всех регионах страны. Лидером, как и с долларом, оказался Алматы, где населению продали 433,6 миллиона евро. На втором месте город Астана — 173,1 миллиона и Южно-Казахстанская область с показателем 51,2 миллиона евро. Продажа российского рубля увеличилась на 19,5% или на 21 миллиард до 128,9 миллиарда рублей. По этой валюте по сравнению с январем-октябрем прошлого года почти все регионы Казахстана, кроме Астаны, увеличили объем продаж. Здесь также лидирует Алматы — обменными пунктами южной столицы было продано населению 18,8 миллиарда рублей. Следом идет Восточно-Казахстанская область — 14,2 миллиарда, замыкает тройку лидеров Астана — 12,9 миллиарда рублей. В общем, нашему Нацбанку есть о чем задуматься. Но он пока ограничивается разработкой инициатив по запрету госслужащим и депутатам иметь счета в иностранных банках (видимо, квартира в Париже за 65 миллионов евро занозила не только ЮКО, все население которой скупило за год меньший объем «евротугриков»), да прогнозирует коллапс на не вверенных ему к регулированию рынках. 

Страницы

Подписка на Контур RSS