Как Казахстан справляется с COVID-19?

Сколько бы ни критиковали казахстанскую медицину, эксперты признают, что определенная степень готовности к чрезвычайной ситуации имелась. Однако пандемия до конца еще не раскрыла свое пагубное влияние.

«Пандемия коронавируса показала обществу истинную роль медицины и медиков, - заявила директор Центра ЮНЕСКО КазНУ им. аль-Фараби Лайла Ахметова, выступая на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Медицина в условиях новой реальности: интеграция и приоритеты сотрудничества». Соответственно, профессия медицинского работника в современных условиях приобретает особую ценность».

На мероприятии, состоявшемся в Алматы, эксперты отметили, что создание отлаженной и эффективной системы здравоохранения в Казахстане является стратегической задачей. «Пока еще непонятно, насколько пандемия коронавируса способна реформировать саму систему здравоохранения, - сказал политолог Эдуард Полетаев. - Зато она явно поспособствовала медицинскому просвещению граждан, все же ставших если не следить, то больше знать о своем здоровье и вирусных инфекциях. Кроме того, пандемия запустила интерес к новым медицинским технологиям, включая коммуникационные и бесконтактные».

Системы здравоохранения во всех странах мира преодолели за год с небольшим после начала пандемии немалый путь. «Но, как практически во всех сферах, которые обсуждаются в общественной повестке, есть такая штука: в обществе всегда кто-то склонен считать, что все очень плохо, а те, кто руководит процессом подготовки информационного контента, допустим, на государственных телеканалах, хочет донести, что все очень хорошо, - заявил экономический обозреватель Сергей Домнин. - Реальная ситуация всегда где-то посередине. Казахстанское здравоохранение вступило в пандемийный кризис достаточно подготовленным, как это кому-то не покажется странным. В течение нескольких последних лет постоянно росли расходы государства на медицину. В первую очередь деньги направлялись на повышение заработных плат. На 2020 год планировалось увеличение расходов на здравоохранение на четверть, в итоге расходы были увеличены в полтора раза».

По мнению эксперта, если изучить ту часть системы здравоохранения, которая касается мобилизации для выполнения вновь появившихся функций по борьбе с COVID-19 (например, создание дополнительных мощностей инфекционных госпиталей - это нестандартная задача, к этому сложно быть готовым на 100%), то с этим Казахстан справился достаточно быстро по мировым меркам. Следует учесть, что процесс создания дополнительных мощностей начался не в январе, когда стало понятно, что коронавирус будет носить характер пандемии, а в весенние месяцы 2020 года. Летом система здравоохранения была близка к коллапсу, но к августу при сохранявшемся высоком уровне заражаемости в Казахстане имелись вакантные места в лечебных заведениях, а это хороший показатель.

«Ко второму всплеску, а мы весной 2021 года проходим что-то похожее на пик второй волны, видно, что официальные данные по заполняемости стационаров некритические, оставаются свободные койкоместа, - констатировал экономический обозреватель. - Не вполне последовательна политика в отношении заболевших. При росте количества новых случаев им могут рекомендовать оставаться в домашних условиях, но в период спада (например, минувшей зимой) госпитализация была обязательной. По-видимому, в какие-то моменты в Минздраве пытались показать хорошую статистику, а потом было уже не до нее. В целом можно сказать, что итог пандемийного года позитивный. Оказалось, что казахстанские врачи могут самоотверженно работать и при плохой обеспеченности СИЗ, и в несколько смен».

Профессор Лайла Ахметова уверена, успех казахстанской медицины частично и в том, что инфекционные службы, эпидемиологи сумели в некоторой степени сохранить тот потенциал, который был заложен в XX веке. «В Казахстане сложилась хорошая школа фундаментальных и прикладных исследований в области распространения, профилактики и предупреждения карантинных и зоонозных инфекций, - напомнила она. - После Великой Отечественной войны Алма-Ата была центром противочумной службы Средней Азии и Казахстана, здесь работал Среднеазиатский научно-исследовательский противочумный институт».

«Как бы по делу ни критиковали отечественную медицину, надо признать, что определенная степень готовности к чрезвычайной ситуации была, - считает политолог Аскар Нурша. - Также много усилий приложили по развитию электронного правительства. По словам Президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, более 90% государственных услуг ныне оказывается в электронном формате».

Эксперт пояснил, что до пандемии, несмотря на то, что Казахстан был одним из пионеров в Центральной Азии по внедрению цифровых технологий, например, в рамках программы «Цифровой Казахстан», запущенной в декабре 2017 года, он все же оставался страной, в которой многое решалось при личных встречах. В том числе необходимо было самому прийти на прием к врачу. Теперь многие вопросы можно решить по телефону. Несомненно, что необходимо продолжать цифровизацию. Пандемия предоставила тем, кто ее внедрил, возможность проверить адекватность и пользу новых технологий, а другим странам, которые пренебрегли данной необходимостью, пересмотреть ценность цифровизации как для бизнеса, так и для общества.

«Да, на фоне пандемии сферу здравоохранения Казахстана в прошлом году сильно сотрясало от скандалов, - подчеркнул политолог. - Выявлялись записи на несуществующие приемы у врачей, сыпались обвинения в том, что гуманитарный груз передается в аптеки и там продается по завышенной стоимости, и т.д. Но думаю, что все это мы уже преодолели. Ситуация с коронавирусом – это тест на качество госуправления. Кому война, а кому мать родна. Это поговорка справедлива и по отношению к тем, кто нажился за счет пандемии. Для кого-то она стала карьерным трамплином. Одновременно она погубила многие успешные биографии. Качество медицины страдало, но ее работники были на передовой. Им надо выразить уважение, пожелать успехов в деле лечения нации».

Журналист Александр Губерт заболел коронавирусом в феврале 2021 года, был госпитализирован. Однако у него остались только положительные впечатления от отечественной медицины, хотя всегда можно найти, к чему предъявить претензии. «Слышал и знаю много как положительных, так и отрицательных примеров и отзывов, - рассказал он. - Тем не менее, большой объем работы был сделан именно в период пандемии и карантина. В частности, клиника, где меня вылечили за две недели, была построена в течение нескольких месяцев прошлого года, неплохо оснащена, и уровень у нее очень хороший. Что же касается персонала, который всю смену вынужден ходить буквально в «скафандрах», то он вообще достоен самой высокой оценки и благодарности. Медицина наша, пусть часто и неудачно реформировалась, но, к счастью, не оказалась зареформирована. Поэтому, если считать, что пандемия - это такой «волшебный пинок», то, может, и надо было, чтобы она случилась. В экстремальных ситуациях правительству, в том числе министерству здравоохранения, которое теперь в авангарде событий, приходится делать правильные вещи».

В последние годы государство действительно выделяет больше средств на поддержку медицины, и это хорошо. Но рост бюджетных расходов не есть показатель отличного качества медобслуживания населения. Политолог Замир Каражанов опасается того, что существует риск получить дорогую и неэффективную медицину. Тем более, что граждане нередко жалуются на очереди, на неправильные диагнозы, оставляет желать лучшего лечение больных и т.д.

«Подобные признаки говорят не только о врачебных ошибках, но и о проблемах в системе здравоохранения: персонал сталкивается с высокой нагрузкой, у него слабая мотивация труда, туманно выражен принцип меритократии, карьерный рост сотрудников осуществляется в закрытой непубличной сфере, - уверен эксперт. - Очевидно, что система здравоохранения, как и сферы образования, нуждаются в реформах. К несчастью, ими на регулярной основе занимались последние десятилетия, но эффект оказывался несущественным. Сегодня приходится констатировать, что к реформированию столь важной для общества отрасли надо подходить осторожно и скурпулезно».

«Мы много слышим об увеличении объемов финансирования здравоохранения со стороны государства, - также напомнил экономист Айдархан Кусаинов. - Но, кажется, что опять свернули в область, где власти пытаются сами решать проблемы. Хотя на самом деле пора развивать финансирование системы здравоохранения через госзаказ. Надо расширять адресную медицинскую помощь, список частных клиник, которые могут оказывать те или иные услуги. Нужно вовлекать, стимулировать бизнес, который должен инвестировать в создание современных клиник, в цифровизацию медицины. Здравоохранение становится перспективным экономическим сегментом, требуется относиться к нему не как к области социальной ответственности государства, когда оно должно предоставить услугу, а как к ответственности, когда оно может оплатить услугу за гражданина, а ее пусть оказывает частный бизнес. Нужен пересмотр системы, чтобы она была эффективнее. Пока значительный пласт бюджетного финансирования не попадает в бизнес, а мог бы».

Директор Центра китайских исследований China Center Адиль Каукенов уверен, что при всех критикуемых мерах Казахстану удается удержать ситуацию с пандемией под контролем. «Вроде система справляется: мы не видим жестких карантинных мер, дефицита масок, очередей из карет скорой помощи, - заметил он. – Но есть проблема информационно-аналитического сопровождения пандемии. Во многих странах мира коронавирус превратил тех врачей, кто стал ньсмейкерами, в знаменитостей. К их словам прислушиваются миллионы. В Казахстане же сложился пул людей, в основном политологов и экономистов, которые выступают по данной теме. Внятных публичных юристов, медиков по пальцам одной руки пересчитать можно. В результате экспертные бреши закрывают непрофильные специалисты».

Как бежден политолог, помимо множества проблем, медицина в условиях пандемии столкнулась с нехваткой качественной пропаганды. Только сейчас пришло понимание того, что мало создать вакцину, произвести и привезти ее, надо еще и объяснить людям, что вакцинация безопасна, она является единственным выходом. В числе первых в Казахстане пошли вакцинироваться блогеры и журналисты. Некоторые антиваксеры начали возмущаться: «Зачем они с оголенным плечом фотографируются?». Потому что каждый показывает пример и убеждает им других.

«Оказалась не готова система объяснительная, пропагандистская, которую долго отрабатывали, - поддержакл коллегу Сергей Домнин. - Логика принятия решений хромает. Особенно если она относится не столько к системе здравоохранения, сколько к санитарной части. Вот эти противоречивые команды «стой-иди», «закрыть-открыть», и т.п. Мы видим, что ограничения порой никак не соотносятся с изменениями на матрице эпидемиологической ситуации. Эта непоследовательность нервирует людей и бизнес. Бесконечное количество плакатов о том, что нужно носить маску существует, а плакатов про вакцинацию в таких же количествах, чтобы к ней призывали какие-то люди, которым общество доверяет, нет».

При этом, как сказал директор Института мировой экономики и международных отношений Акимжан Арупов, COVID-19 пока не раскрыл до конца свое пагубное влияние. «Например, мы еще не прочувствовали его по уровню скрытой безработицы, - пояснил он. - Читал доклад одного из чиновников, в котором сказано, что безработица не выросла. Но кто посчитал количество людей, которые временно не работали из-за карантинных ограничений, которые были вынуждены стать самозанятыми? Мы также ощущаем зависимость роста цен от коронавируса».

«Мало удержать ситуацию под контролем, - убежден политический обозреватель Владислав Юрицын. - Сегодня в стране не хватает эпидемиологов, надо усилить соответствующую службу, искоренять коррупцию в здравоохранении и грамотно наладить систему управления в сфере. Тем более, что Казахстан находится на пересечении евразийских транзитных, миграционных путей. А это – множество людей, в том числе, возможно, заразных. Не сможем же мы все время находиться в условиях ограничений».

Аманжол СМАГУЛОВ