Почему? Чего ждать? Что делать?

За короткое время пандемия оборвала судьбы многих людей… Тяжело принимать утраты… Я потерял Учителя и Ученика. Кенжегалий Абеновича Сагадиева, оказавшего огромное влияние на мое становление. И Дастана Коргасбекова, в научном развитии которого участвовал уже сам... как научный руководитель.

Кенжегалий Абенович ушел. В том возрасте и жизненном тонусе, когда многое можно, нужно и очень важно было Передать. Обучить. Посоветовать. Поддержать. Все знают жизненные, научные и общественные достижения Кенжегалий Абеновича. Но не все помнят, что именно ему Целиноград, во-многом, обязан своим развитием. Мне хочется выделить именно этот вклад. Чтобы не забыли. Ни люди, ни столица, ни государство.

Кенжегалий Абенович был ректором местного, но ставшего легендой на все советское пространство, института, который своим учебно-образовательным и научно-исследовательским развитием вдохнул жизнь в город, инфраструктуру региона, обогатил сельское хозяйство, сформировал научно-кадровый потенциал в агросекторе республики. Пшеница, культивированная институтом, до сих пор является тем самым сортом, который уходит на экспорт. И еще ни один современный национальный вуз не сумел повторить достигнутое этим институтом, который дважды (!) признавался лучшим вузом Советского Союза, наравне с МГУ, МГИМО и др.

Дастан Коргасбеков только начинал свой путь. Парень учился. Защитился. Только-только начал расти. Пришел работать туда, где я начинал. В Академию Наук РК. В мой родной Институт экономики. 32 года… Надежда и опора родителей…

Кенжегалий Абенович был Президентом Академии наук, Дастан – ученым секретарем научного института этой Академии. Два разных поколения. Объединенные одной идеей – фанатичная преданность науке. Экономической. Национальной. Науке. А судьбы оборвались в одно время. И по одной причине…

В данный момент мне тяжело писать. Как многие даже дышу не как прежде. Но нездоровье – временное, и оно пройдет. А боль утрат - никогда. Поэтому отвечаю сейчас и здесь. На постоянно задаваемые вопросы: почему? что будет? и что делать? Отвечу тезисно. Не претендую на истину. И очень хочется ошибиться. А в качестве основного тезиса – мой ступор на вопросы растерянности и от тех, кто в разное время вопрошал: «зачем идти голосовать?» или утверждал: «от меня ничего не зависит, я ничего не решаю».

Эмоциональной информации сейчас очень много. Попытаюсь ответить как политэконом. Как экономист. Как обществовед. Как человек того поколения, у которого были счастливое детство и юность, а все остальное связано с нелегким временем становления независимости, экономическими кризисами, ростом экономики и разрушительным цунами, накрывшем сегодня весь мир.

ПОЧЕМУ?

Когда я начинал, все говорили об открытии границ и необходимости глобализации. Спустя тридцать лет все повторилось с точностью наоборот. Мы вернулись к исходной точке. Только финансового капитала у нас сейчас немного больше, а социальный и капиталом трудно назвать. Слышал, как бездумно повторяется сказанное мной прежде: если сумели выйти из кризиса 1990-х, то и сейчас выйдем. Абсурдными выглядят заявления о восстановлении экономики к концу года. Кто-то полагает, что погибших опытных медиков, основоположников научных школ, молодых многообещающих ученых можно спокойно заменить за полгода? Учитывая, что дилетантские прогнозы озвучивают чиновники министерства экономики, такая поза выглядит чудовищной профанацией, оказывающей губительное воздействие на развитие страны. За прямыми экономическими потерями (которые, чувствую, даже считать не собираются) стоят судьбы людей. И наша независимость. При таких подходах, возможно, мы сумеем сохранить флаг и герб. Но будем бесконечно связаны огромными долговыми обязательствами и влачить жалкое существование в марионеточном формате.

Напомню. В 1990-х при 55-60% падения от ВВП и гиперинфляции 2600% у нас было образованное (прошу не путать с обычной грамотностью) население, думающие служащие, надежный социальный ресурс в виде крепкого рабочего класса (с серьезным средне-специальным образованием). А также профессиональные управленцы, которые прошли «молот и наковальню», относились к своему делу как к долгу и привыкли держать партийный ответ. Хоть и канувшей в Лету партии. Врачи в то время лечили, а не назначали лечение, учителя передавали знания, а не готовили к тестированию, духовным стержнем и ориентиром народа были культура, наука и искусство, а не шоу-бизнес. Именно поэтому мы сумели выдержать там, где можно было терпеть нужду, обветшалые социальные учреждения, плохие дороги и пр.

Сейчас все гораздо сложнее. Угроза жизни каждого. На фоне золотых нефтяных дождей, которые пролились мимо правового государства. Мимо конкурентоспособности. И, что больнее всего, мимо социальной сферы. Которую в 1990-х пытались спасти путем оптимизации как наиболее эффективного инструмента в тех условиях и на короткое время. До лучших времен, которые уже были на подходе. Плохие времена ушли, а оптимизация не только осталась, но и стала основным подходом к решению проблемы модернизации социальной сферы. Более того оптимизация во время экономического роста начала проникать и в другие отрасли.

Неоднократно говорил: экономика ради экономики – путь в никуда. Конечная цель экономического развития, реформ, любых программ – социальное благополучие населения. Которое выражается в трех ключевых показателях - затраты (подушевые) на образование, здравоохранение и социальные выплаты. Да, в абсолютных цифрах затраты на социальную сферу ежегодно увеличивались, но в относительных - их доля в ВВП страны все эти годы неуклонно снижалась ( 2000 г. - 3.8 %, 2010 г. -3.3 % и к 2019 г. опустились фактически до 3%).

Принимались законы, назначались новые люди, менялись термины. Управление принимало квазихарактер, а коррупция под прикрытием регулярных реорганизаций маскировалась под разные формы. О последней сказано много, повторять известное не буду. Не буду писать и о преступной халатности одних и не менее преступной беспечности других. Но вот в чем твердо убежден: проблема многих бед – в качестве управления экономикой. Где укоренились Профессиональные Неуправленцы. И привела их туда реформа государственной службы. Благодаря плохо продуманной реализации программы «Болашак» и пресловутой меритократии в управление экономикой были набраны рекруты, не имеющие профессионального и жизненного опыта, высокой квалификации, владеющие азбучным пониманием экономических основ и закономерностей развития государств. Заручившись дипломами разного качества, единственное, в чем они преуспели – это бездумное насаждение форматов, выработанных другими системами. Взошло целое поколение управленцев. Вежливых и послушных. С высшим образованием, но необразованных. Поколение, социализированное в демократических ценностях, но работающее в самых худших застойных традициях в формате «раздачи поручений». Именно поэтому сейчас с передовой в спешном порядке покидают свои должности те, кто привык думать, что управление – это номенклатурная благодать.

Дезертиры и трусы. Завезшие из-за границы «нулевую терпимость» и «департамент добропорядочности». Усматривающие в причинах нарастающих социальных конфликтов провокации. Полагающие, что общество будет «нулево терпеть» педофилию и искать добропорядочность в антикоррупционных делах. Прикрывающие свою профнепригодность низкой культурой населения. Призывающие к толерантности людей, в бессилии стремительно теряющих своих близких. Когда цена человеческой жизни – баллон кислорода. В Третьем тысячелетии. В профессиональном государстве. С профессиональным парламентом. В стране, претендующей на высокую конкурентоспособность.

ЧЕГО ЖДАТЬ?

Падения ВВП при сегодняшней ситуации – до 5% до конца года. В случае обострения социальных процессов показатель может измениться и тогда падение будет больше 5%. На восстановление экономики уйдет не полгода, а годы – от двух (в лучшем случае) до пяти (если социальный фон не ухудшится). До конца года: минимальная инфляция 10-12% при официально озвученных 6-8%; ставка рефинансирования - 8-8.5; средняя цена за баррель нефти – от 35-45 долл.; сокращение объема инвестиций в основной капитал до 20%; курс тенге к концу года – 450-470 за долл.; увеличение теневого капитала до 30% от ВВП.

В следующие пять лет будут ухудшаться ключевые социальные показатели. Это оставляю коллегам, которые должны озвучить и про здоровье народа, и про социальные расколы, и про увеличение миграции и про многое другое. Добавлю одно. В социальных отраслях следующей, которая падет, будет система образования. Точнее говоря, система уже пала. Просто потери и убытки здесь не так очевидны и проявляются гораздо позже, чем в здравоохранении. Но последствия провалов в этой сфере не менее сокрушительные. Тесты. Алгоритмы. Шаблоны. Пара-тройка языков. Бизнес-менеджеры, имеющие дело с вызовами и рисками. Предприниматели, считающие нужным на весь мир называть себя меценатами. Активисты социальных сетей, призывающие «отправить старп…ров на пенсию», в то время как сами, едва перешагнув 30-летний рубеж, считают себя «агаларами» с соответствующим поведением. Не успев родиться, уже состарились.

«Учить Нельзя Поучать». Тот, кто сейчас читает это, точку поставьте сами.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

1. Вернуть в управление профессионалов, доказавших свою состоятельность в 1990-2000. Государственников. Пока они с нами. Остановить назначения из кадрового резерва. Если нужно повысить возрастной ценз. Прежде чем назначать на руководящие должности, проверить способности молодежи в реальной экономике: на местах, в регионах. Из комфортных кабинетов в бездорожье. В качестве помощников и референтов. Не выше. Под начало государственников, опытных руководителей, крепких хозяйственников и эффективных организаторов. Тех, кто в строю или еще может вернуться в строй.

2. Сейчас, когда все ресурсы перенаправлены на борьбу с пандемией, суметь остановить надвигающуюся стагнацию других направлений и отраслей. Времени на это катастрофически мало.

Считаю необходимым:

3. Изменить денежно-кредитную политику Национального Банка в сторону стимулирования реального сектора экономики. Кроме этого, отпустить курс тенге, сделать его реально плавающим. Ввести запрет на выкуп акций хозяйствующих субъектов Национальным Банком.

4. Консолидировать финансовую политику, проводимую Национальным Банком с экономической политикой правительства с ее приоритетом («не подгонять экономику под финансы», а финансовые действия разрабатывать под экономический курс, политику, программы).

5. Усилить кадровый экономический блок правительства. И, конечно, не теми, кто довел до кризиса, не сумел провести диверсификацию экономики в период экономического роста и завалил ряд ключевых программ - ГПФИИР, импортозамещения, продовольственной и др. видов безопасности, занятости, цифровизации и др.

6. Ввести категорический запрет на работу в оффшорах квазигосударственным компаниям.

7. Разработать и принять схему размещения производительных сил (межрегиональная кооперация областей). Это Очень Важно!

8. Выделить Антимонопольный комитет и Комитет статистики в самостоятельные подразделения с соответствующими функциями. Оптимизации здесь не место.

Вдогонку к циркулирующим в обществе предложениям добавлю: если пособия (42500 тг) выдавать по количеству детей, то считаю необходимым к адресатам социальной помощи добавить лиц с ограниченными возможностями, пенсионеров и выпускников детских домов.

Как многие, жду Национального антикризисного экономического плана. Единого. Обязательного к исполнению. С самой высокой мерой ответственности. Пока вижу одно: в массовое сознание пытаются внедрить необходимость коллективного иммунитета. И часть населения уже проявляет готовность к массовому закланию. Я не врач, не эпидемиолог, не инфекционист. Я – экономист. И знаю точно: преодоление эпидемий через коллективные иммунитеты возможны в странах с крепкой социальной инфраструктурой, мощными экономическими ресурсами, собственной сильной промышленностью и высокой правовой культурой. Там, где вылечивают. У нас в данное время это категорически невозможно. Переложите закономерности коллективных иммунитетов и потенциальные потери при таких подходах к численности Казахстана… Самостоятельно. У меня рука не поднимется здесь это написать. И напомню: Китай, Южная Корея и множество других стран обошлись и обходятся без этих коллективных иммунитетов. Никто из здравомыслящих государств не пойдет на заведомо высокие риски неизвестной ранее инфекции.

В эффективность коллективного иммунитета я не верю. Я верю в коллективный разум. Несмотря ни на что, я верю в нашу молодежь. В наших детей. Я верю в молодого врача Олжаса, который вылечил меня в обычной инфекционной больнице. И во врачей «Скорой помощи», которые все же приехали, спустя многочасовое ожидание. И в общество, которое пытается всеми силами спасти тех, кто заболел. И в отдельных людей с их бескорыстной помощью. И в моих коллег. Которые болеют, но работают. Спасибо всем, кто поддержал меня, словом и делом.

Соболезную тем, кто потерял…

Берегите близких и себя. Изо всех сил берегите.

 cтена Magbat Spanov   на facebook