Почему Казахстану не грозит внутриэлитный раскол по украинскому сценарию

Три часа дня 23 июня — именно на это время беглый казахстанский банкир Мухтар Аблязов, руководящий своими сторонниками из-за границы, назначил оппозиционный митинг «За бесплатное образование». Согласно его планам, акции протеста должны были пройти во всех крупных городах. Однако этого не случилось: какие-то попытки были сделаны лишь в четырех городах (Алма-Ате, Актюбинске, Астане и Чимкенте). Но все они закончились неудачей: активистов или заранее вызывали на беседу о недопустимости несанкционированных акций или задерживали прямо на местах предполагаемых митингов. Так все и закончилось — без единого плаката.

Что показали эти события:

  1. Судя по фото и видеоматериалам, оппозиционная активность в Астане выше, чем в Алма-Ате. Возможно, сказалось и то, что власти Алма-Аты устроили большой праздник на площади неподалеку от места проведения запланированной акции, и народ предпочел зрелища протесту. Но и социологи уже несколько лет фиксируют тот факт, что в Астане недовольство властью больше, чем в Алма-Ате. Несмотря на имидж Алма-Аты — «гнезда оппозиции», видимо, население южной столицы научилось решать проблемы в рамках переговоров, а северной — еще нет.
  2. Все надежды членов запрещенного в Казахстане ДВК на сохранение собственной анонимности и сохранение тайны переговоров оказались тщетными — всех активистов представители правоохранительных органов знали в лицо.
  3. Фактически силовики сделали все возможное, чтобы протестных акций не произошло. На данном этапе очевидно, что они способны с этим справиться даже без поддержки казахстанских «оппозиционеров», которые в социальных сетях ведут пропаганду против Аблязова. Частично протестная активность распылилась на внутриоппозиционные конфликты. К примеру, к членам форума «Жана Казахстан», которые первую свою встречу организовали в Брюсселе, прилипло прозвище «брюссельская капуста».
  4. Тема бесплатного образования народ не вдохновила, потому что она важна для молодежи, которая в Казахстане является абсолютно аполитичной. Для людей среднего возраста эта проблема не столь актуальна, особенно на фоне того, что в этом году было увеличено количество грантов на 20 000 мест.
  5. Несмотря на то, что Мухтар Аблязов и его команда действуют согласно классике политтехнологий и основным мировым трендам популистских движений, все равно видно, что они не в курсе современных проблем казахстанского общества. Это сильно снижает эффективность их пропаганды.
 

Одновременно с митингами в Алма-Ате прошла громкая свадьба: за Далена Чайжунусова вышла замуж Венера Назарбаева, старшая внучка президента, дочка Рахата Алиева и Дариги Назарбаевой.

Тут напрашиваются параллели — старший брат Венеры, Айсултан Назарбаев женился 31 августа 2013 года, также в Алма-Ате. И в этот же день произошли массовые беспорядки у торгового центра «Прайм Плаза», где проходил бесплатный концерт местной поп-звезды. Но Венере повезло больше — в день её свадьбы было тихо.

На казахстанском сайте Zakon. kz жениха назвали «потомком известной в Казахстане династии Чайжунусовых». Династия или нет, но семья это известная, особенно в Восточном Казахстане.

Патриарх фамилии Жакия Чайжунусов (1914−1983) был заслуженным учителем Казахской ССР и единственным директором детского дома в КазССР, удостоенным звания Героя Социалистического Труда. Его сыновья тоже добились успеха:

  • Маркен был государственным инспектором администрации президента и акимом (мэром) Семипалатинска;
  • Сержан был начальником Восточно-Казахстанского областного территориального управления министерства охраны окружающей среды, а сейчас — директор футбольного клуба «Алтай»;
  • Токан — президент ТОО «Казгипроцветмет» в Усть-Каменогорске, ведущего проектного института для цветной промышленности.

Довольно известно и третье поколение. Дочь Маркена Чайжунусова Динара замужем за Ермеком Кошербаевым, ответственным секретарем министерства иностранных дел. Сын Сержана Чайжунусова Аллен в настоящее время — заместитель председателя правления АО НК «АСТАНА ЭКСПО — 2017». У Токана Чайжунусова один сын, Сергей — председатель правления АО «Казахстанский центр модернизации и развития жилищно-коммунального хозяйства».

Муж Венеры, Дален, — представитель четвертого поколения. Внук Токана Чайжунусова пока лишь закончил вуз и женился.

Четыре поколения довольно влиятельных людей — как на уровне страны, так и на уровне региона, — это много или мало? Думаю, этого вполне хватает, чтобы с семьей считались.

При этом Венера Назарбаева продолжает традицию своих родных братьев — Нурали Алиев женился на Аиде Имашевой, дочери председателя Центральной избирательной комиссии Берика Имашева, а Айсултан Назарбаев живет в браке с Алимой Боранбаевой, дочерью известного бизнесмена Кайрата Боранбаева. И все эти династические связи наработаны в рамках лишь одной маленькой семьи из клана Назарбаевых.

В Казахстане этот процесс, когда дети больших чиновников тоже становятся руководителями, шел уже давным-давно, и после распада СССР не прекращался.

 

Фактически, в игру вступает третье и даже четвертое поколение элиты, которое непрерывно накапливало связи и влияние на протяжении 70−100 лет. Конечно, очень многие не могут удержаться наверху и по разным причинам, будь то личные проблемы или внутривидовая конкуренция, из элиты выпадают. Но, в принципе, стоит отметить две вещи:

  1. Казахстанская элита все теснее сплачивается за счет родственных связей и фактически представляет собой монолит, который уже очень трудно расколоть.
  2. Из-за плотности родственных связей на уровне политических госслужащих и топ-менеджмента бизнеса и квазигосударственных органов возникает «стеклянный потолок» для тех, кто в этот тесный круг не входит.

Как же связаны между собой протесты и родственные связи внутри элиты? С одной стороны, можно не бояться раскола элит по украинскому сценарию (донецкие против днепропетровских) или армянскому (московские против карабахских), а это делает почти невозможной «цветную революцию», переворот или существенные разногласия при передаче власти.

С другой стороны, все больше будет отчуждение основной массы населения от элиты — та в силу замкнутости будет сильно отличаться по своим настроениям. Это может приводить к появлению постоянно действующих радикально настроенных оппозиционных движений. А это приближает Казахстан к ряду стран Азии и Африки, где националисты, исламисты и маоисты устраивают террор против власти десятки лет.

Но в целом пока видно, что элите особо бояться некого — ситуация внутри страны может и измениться, но не благодаря усилиям действующей оппозиции.

Марапт ШИБУТОВ

https://regnum.ru/news/2437378.html
ИА REGNUM.