Непростой переход

 

В июне 2007 года согласно политической воле лидеров Казахстана и России на совместной границе в торжественной обстановке был открыт ряд пунктов упрощенного перехода. В одной Актюбинской области их 10. Да только жители приграничных населенных пунктов, для удобства которых и было все это сделано, бьют тревогу: с их появлением перейти границу стало еще сложнее. Неужели работа пропала втуне, а средства государства, читай деньги налогоплательщиков, выкинуты на ветер?
В частности, проблема перехода из аула Кызылсай Алимбетовского сельского округа Каргалинского района в российский городок Новотроицк назрела давно. Чтобы преодолеть каких-то 7 километров, разделяющих два села, нужно пройти через ножны 40 ножей. По иронии судьбы соседнее с Кызылсаем село называется Кырыкпшак.
Приграничный Кызылсай
Кто знает, почему так был назван этот населенный пункт, никаких поножовщин с трагической развязкой его жители не помнят. Драма в другом. Между родными пролегла государственная граница.
И вроде бы, ничего страшного в этом нет: весь мир располосован на границы и таможни. Все как-то живут и довольно-таки неплохо. У нас тоже, как говорится, noproblem. Весной, летом и осенью. Зимой движение в сторону России из казахстанской глубинки замирает. И все бы ничего, если бы людям не нужны были продукты и товары первой необходимости, если бы они иногда не болели или просто не умирали.
Но жизнь есть жизнь и прозы в ней больше, чем хотелось бы. В ауле Кызылсай, что в 24 километрах от села Алимбет, осталось всего 12 дворов. Его жителей без преувеличения можно назвать последними из могикан. Они любят свою родную землю любой без прикрас и не покинули ее даже в самые темные времена. Свет здесь дали только пару лет назад.
И телефон здесь один. В доме 58-летней Дариги Билисбаевой, которая живет в ауле уже пятый десяток. Работает учетчиком в ТОО «Саха» всего за 3 тысячи тенге. Но рада даже этому, так как кроме нее в ауле работа есть только у троих – у управляющего Рахымжана Турабаева и двух чабанов, пасущих отару в 400 голов.
Их дети, родные и земляки давно покинули аул в поисках лучшей доли. Может, кто из живущих здесь тоже хотел бы жить в газифицированных и ярко освещенных близлежащих крупных селах, Орске или Новотроицке. Да недвижимость нынче не в спросе – кризис. Но и без того здешние дома не особо котировались у риэлторов. Их стоимость оценивается всего в 50 тысяч тенге. Россияне предлагают за более или менее крепкий домик 10 тысяч российских рублей. При курсе 5 к 1 выходит тоже самое.
Пресыщенных городскими благами цивилизации россиян прельщает нетронутая первозданная природа этих мест. Еще бы! Ведь Кызылсай находится на самом берегу Урала - красота неописуемая! Кто был здесь хоть раз, обязательно вернется вновь подышать целебным воздухом.
К слову, россияне давно создали на противоположном берегу зону отдыха - известный оздоровительный лагерь «Айдерля», в котором мы когда-то отдыхали в бытность Союза, совсем рядом.
Наши тоже отдыхают. Дикарями. Убирают за ними кызылсайцы. Скрепя сердцем, ругая горе-туристов, себя, за то, что живут в таких местах. Но в их словах больше напускного.
На самом деле они живут здесь по велению души и никуда уезжать не собираются, потому как дороже родины на всем большом белом свете для них ничего нет. Просто их гложет собственное бессилие и обида за местную исполнительную власть, не помогающая им в создании нормальных условий, которых они, как граждане своей страны, достойны. Тем более, что их маленький аул – первый населенный пункт на границе и является своего рода визитной карточкой Казахстана. Так, что их чувства, и патриотические в том числе вполне понятны. 
Но они не унывают, радуются тому, что есть. Вместе со всеми казахстанцами встретили 65-летие Победы. Правда, ветеранов в округе не так много. Местных в основном забирали на трудовой фронт. Знаменитые Тоцкие трудовые лагеря были расположены недалеко отсюда.
В общем кызылсайцы живут, как жили и их предки, – пекут хлеб в печке, по случаю зажигают газплиту (5-6 баллонов всегда имеют в запасе) и смотрят телевизор, транслирующий в основном российские каналы. Если заболеют, бегут к медсестре Манваре Турабаевой. При легком недомогании она помогает сразу, в противном случае вместе с первой медпомощью оказывает совсем неприсущие для ее профессии услуги. Звонит и теребит все инстанции, чтобы больного как можно скорее доставить в Новотроицкую больницу.
К чести российских медиков, они всегда помогают. Все расходы при этом ложатся на плечи пациентов. В своей больнице было бы, может, и бесплатно, да боятся, что пока доедут, ноги протянут.
Потому протягивают их по своей одежке. И если оказией попадают в Новотроицк, берут только необходимое. Благо цены по ту сторону границы почти такие же, как у нас. На этом сходство заканчивается.
Удобно пограничникам, неудобно людям
С Красной будки, так местные называют упрощенный пункт перехода (УПП) из-за краснокирпичной облицовки стоящей рядом водокачки, начинаются различия. Во всем. В охране государственной границы и ее переходе, прежде всего.
Российские пограничники несут службу круглосуточно, круглогодично и в любую погоду. Хотя условия у них похуже, чем у их казахстанских коллег.
Наши в декабре снимаются и уходят. Действия своих подчиненных командир войсковой части 2030 пограничной службы Комитета национальной безопасности (ПС КНБ) РК, подполковник Михаил Сакардин объясняет тем, что «места несения службы пограничных нарядов в местах пересечения границы не обустроены…». Главный пограничник области имеет в виду, что в вагончике, который, кстати, установил акимат Каргалинского района, нет света и тепла. Еще нет дороги с твердым покрытием из Алимбета в Кызылсай, по которой бы пограничники беспрепятственно добирались до места несения службы.
Как следует из его слов, УПП в это время не работают не только в Кызылсае. Переход замирает и на всех остальных 9 пунктах. На вопрос о священном долге по охране госграницы, Олег Цибуляк, курирующий пограннаряды, ответил так: «Граница охраняется. Где именно, сказать не можем – государственная тайна».
Тайной за семью инстанциями остается для жителей приграничных районов самый и главный вопрос: так кто же должен создать условия и содержать УПП, чтобы можно было пройти границу тогда, когда это необходимо.
Ответ пограничников, который мы получили, не удовлетворил ни нас, ни жителей приграничных. Судите сами.
«Пограничная служба готова в рамках Соглашения (имеется в виду Соглашение между Правительством РК и РФ о порядке пересечения казахстанско-российской государственной границы жителями приграничных территорий РК и РФ за №3 от 3.10.2006 г.) выполнить все предусмотренные мероприятия. Тем не менее, оборудование мест несения службы является насущной проблемой, которую решать необходимо общими усилиями, в том числе с привлечением инициаторов открытия мест пересечения границы - МИО». В своем ответе Михаил Сакардин ссылается на поручение руководителя канцелярии Премьер-Минстра РК №12-19/4836 от 18,10.2008 г., направленном акимам Актюбинской и Западно-Казахстанской областей, в котором указано, что «Акимам приграничных областей продолжить работу по оказанию содействия ПС КНБ РК в части обустройства мест пересечения госграницы».
Противоречивое законодательство
В связи с этим мы попросили расставить точки над «i» представителей местных исполнительных органов (МИО).
 «Трудности обусловлены из-за противоречий законодательства, отсутствия подзаконных актов по обеспечению и содержанию этих пунктов упрощенного пропуска, - разъяснил нам заместитель начальника облуправления по земельным отношениям Максат Аралбаев. – В соответствии со статьей 54 «Бюджетного кодекса» и приказа Министерства экономики и бюджетного планирования РК от 22 декабря 2008 года за № 265 «О некоторых вопросах Единой бюджетной классификации РК» обеспечение деятельности национальной безопасности отнесено к расходам республиканского бюджета».
По его словам, МИО, имеющие возможность поэтапно устранить эти недостатки, не могут выделить средства, так как согласно статьям 54 и 56 Бюджетного кодекса страны от 4 декабря 2008 года за № 95-IV«финансирование вышеуказанных целей из местных (областных, районных) бюджетов не предусмотрено».
Для устранения противоречий и решения проблемы, акимат области обращался в Министерство экономики и бюджетного планирования, Генеральный штаб пограничной службы КНБ РК с предложением внести изменения и дополнения в соответствующие законодательные акты.
К сожалению, в бюджетную Программу этого, 2010 года, эти дополнения не внесены.
Мы воспользовались интернет-ресурсом и отправили запрос в пресс-службу КНБ РК и задали тот же вопрос. Кто знает, может благодаря их вмешательству, дело сдвинется с мертвой точки.
Как жить?
Пока контора пишет, люди продолжают испытывать неудобства. Самое страшное нарушаются их права на свободу передвижения. На днях опять позвонила Дарига Билисбаева.
- Умерла Мадина апай Биисова, дети живут в России. Как приедут, кто будет хоронить, если их не пропустят? – справедливо недоумевала она. – Буду просить нашего акима помочь. Но это же не дело, каждый раз одно и тоже. Неужели никто  не в силах помочь?
Акимы Алимбетовского сельского округа и Каргалинского района помогли. В конце концов, разрешение на шесть человек самых родных и близких было получено. Правда, в суете забыли вписать в список муллу. Пришлось обойтись без него. Объяснить все эти бюрократические препоны и барьеры, созданные из-за чьей-то недоработки и волокиты, людям, потерявшим маму, очень трудно. Да это и не должно волновать их. Для этого существует и работает огромная государственная машина, и шлагбаум на границе должен быть открыт всегда.
При работе над материалом, услышала и такое мнение, что мол, из-за того, что переходом пользуются очень редко и мало, УПП за ненадобностью закроют вообще. Тем более, что мы с Россией с 1 января начали жить в едином Таможенном Союзе. Может оно к тому и идет, и наши доблестные пограничники что-то да знают. Но охрана границы подразумевает охрану людей, защиту их безопасности и интересов. У нас пока все с точностью наоборот. В войну, между прочим, на границе стояли насмерть, потому что отступать было некуда...
Ляззат ЕГИБАЕВА,
Актобе

Комментарии