Доктрина принята. Что дальше?

Принятие доктрины национального единства завершило продолжительную дискуссию в казахстанском обществе, но оставило открытыми вопросы о том, что же такое казахстанская нация и в каком направлении будет идти процесс ее дальнейшего становления.


Убрав все шероховатости и несостыковки первоначальной версии документа, авторы новой редакции "сменили ориентацию": на первый план помимо этнокультурного компонента вышла тема модернизации и стратегических мотивов развития, то есть сюжеты, которые не вызывали ни малейших споров и "снимали" напряженность, вызванную "сыростью" документа в начальной фазе его обсуждения.
Но остается вопрос - что дальше? Действительно ли можно говорить о превращении Доктрины в настольную книгу для каждого политика? Эта цель едва ли достигнута.
Обозначены "контуры национального единства", в общем виде прописаны механизмы, через которые это единство будет достигаться. Но все равно в нынешнем виде Доктрина обрела черты не более чем "рамочного документа", в котором больше благих пожеланий, нежели той самой конкретики, в которой нуждается сфера межнациональных отношений.
Но как это ни парадоксально, и, слава Богу! Битва вокруг Доктрины ясно показала - чем яснее и конкретнее позиции стратегических установок, тем больше проблем у инициаторов и разработчиков документа.
Правы были те эксперты, которые призывали не спешить, продумать терминологический аппарат, ясно сформулировать идеологию Доктрины. Но если уж решили идти до конца, то лучше так - через традиционную бюрократическую риторику. Проверено и надежно.
Существует ли казахстанская политическая нация? Признаюсь, вопрос остается открытым. Доктрина лишь затронула этот вопрос, но не "разрыхлила почву", нет семян для всходов.
Теперь мы знаем, что есть единство, но не очень ясно представляем, достигнуто ли оно.
Знаем, какую роль играет язык с точки зрения сплочения и сохранения культурных традиций. Но все ли у нас в порядке с государственным языком - вопрос открытый.
Полагаю, что теперь все ясно - разработка закончена - забудьте
Но "
проклятые вопросы" нашей жизни остаются. Принятие доктрины их все равно не разрешило, а, значит, остаются и скрытые риски. Главное, не обольщаться.

 

Талгат АДИЛОВ

Комментарии

Правда всегда перетянет.

Amazing post! I initially found your blog a week or so ago, and I want to subscribe to your RSS feed.

interior design ideas | Kitchen Cabinet 

Chanel shoes has been a haute name in fashion and cosmetics for decades. The company also creates replica Chanel and chanel women jewelry and has a single license -- for eyewear with Luxottica. Founder Gabrielle "Coco" Chanel opened her first boutique in 1913, touting designs known for simplicity. Coco died in 1971, and Chanel's style stagnated for years until Karl Lagerfeld took over the designs and revived the label by tapping a younger market. The company boasts more than 160 boutiques worldwide. Controlled by chairman Alain Wertheimer's family, Chanel also owns Chanel boots and Chanel on sale Eres and manages seven ateliers through Paraffection.